Подпишитесь на наш телеграм чат, получайте актуальную информацию и задавайте вопросы юристам:
ме
ню

ЮК "Туров
и партнеры"

история

Россия, Московская область, Балашиха, Ул. Заречная, д.31, помещение 515
2003-2022
о нас

бренд

Туров Владимир Викторович

и компания

LONGREAD

«У российского бизнеса есть одна потрясающая черта – способность находить решение в абсолютно безвыходных ситуациях!»

Эксперт в области оптимизации налогов и защиты бизнеса, предприниматель, юрист, глава юридической компании «Туров и партнеры»
Владимир Туров, 56 лет, Балашиха.

Образование:

Высшее экономическое (академия Плеханова, факультет «Финансы и кредит», специальность «Налоги и налогообложение»).
Высшее военное.
Обучение по программе эффективного производства в области юриспруденции и борьбы с коррупцией под эгидой Центра гражданских инициатив и Конгресса США (начало 2006 г.).
Достижения и награды:

19 лет консалтинговой деятельности.
Первый бизнес-тренер по налогам.
Эксперт в области оптимизации налогов и защиты бизнеса.
30 семинаров в год (в среднем по 250 человек).
Досье
Биография Владимира Турова является классическим примером того, как целеустремленность и вера в себя помогают добиться успехов в жизни и бизнесе. Герой нашего интервью много лет просто делает свое дело, помогая бизнесу в снижении налогов и других вопросах. У Владимира Турова была возможность зарабатывать миллионы долларов, пойдя на сделку с совестью. Он отказался от этой возможности и не жалеет. Сейчас Владимир Туров – признанный эксперт в сфере оптимизации налогов и защиты бизнеса.
интерьвью взято из бизнес журнала
– Расскажите немного о своем детстве, юности и жизни до того, как вы стали предпринимателем?

– Мое детство и юность были простыми, как три копейки. Я вырос в Воронежской области, в селе Высоком. Это было счастливое детство. Работать я начал после 4-го класса. И я до сих пор помню, как гордился, когда на прополке подсолнечника в июне заработал 17 рублей 20 копеек. Это были очень хорошие деньги, потому что за 12 копеек можно было купить буханку черного хлеба. Каждое лето я работал: пас телят, был в колхозе помощником комбайнера. И дома я чистил навоз, пас скот, сажал огород, полол: два огорода по 40 соток. И, как все… воровал в колхозе по мелочи. Например, подсолнечника нужно было на масло стащить, намолотить. Потом масло из него подсолнечное выжать. Это было замечательное детство.
Я был октябренком, потом пионером, возглавлял пионерскую организацию в школе. Потом стал комсомольцем. В 7-м классе я знал наизусть манифест коммунистической партии, некоторые строчки оттуда до сих пор помню. Пионерские костры, походы, путешествия, зарницы… Невероятно насыщенная жизнь. Несмотря на нищету, у меня было счастливое детство.
Русский бизнесмен
С тех пор идет у меня привычка делать дело, потому что надо его делать. Независимо от того, хочешь ты или не хочешь. Грубо говоря, надо напоить корову. Хочешь ты или не хочешь, ее надо поить. Или нужно было выгонять скот на пастбище в 5 утра. В полпятого подъем, быстро позавтракал, на лошадь сел и поехал. И вот с тех пор у меня пошла такая привычка делать дело, потому что его надо делать, а не потому, что хочется или не хочется. И вообще, если человек хочет добиться успеха, он должен делать то, что нужно, а не то, что хочет.

В детстве мне заложили не предпринимательскую жилку: скорее, это была способность пахать в долгосрочной перспективе и не сдаваться. То есть добиваться своего, независимо от того, что происходит вокруг. И делать дело тогда, когда его надо делать, а не ждать, когда будет слишком поздно, и не надеяться на «авось». Да и вообще ни на кого не надеяться, по большому счету. Это, кстати, минус. Я много времени потратил на то, чтобы переделать все дела самостоятельно. Поэтому были плюсы, были минусы. Я верю в то, что не существует идеальной красной дорожки, по которой кто-то проходит свою жизнь в согласии со всем миром. У всех у нас есть свои кочки на жизненном пути.

– Ваши первые шаги в бизнесе можно было назвать успешными?

– Да, совершенно однозначно. Если мы говорим о бизнесе, то это был февраль 1991 года. Я тогда тыкался, тыкался, тыкался. Еще тогда я служил в дивизии Дзержинского, но по выходным пытался зарабатывать копейку. Кто ищет, тот всегда найдет – это довольно просто. Но тут важно еще и рисковать, потому что я рисковал своей шкурой и головой.

Пиком я считаю не сегодняшний день, не вчерашний, не 5 лет назад. Пиком я считаю тот момент, когда моя кандидатура на полном серьезе рассматривалась в Москве, мне предлагали управлять крупной компанией. Как мне говорили: если у тебя через год не будет дома в Лондоне, а через пару лет ты не сможешь купить себе хотя бы небольшой самолет, то мы будем считать, что мы зря с тобой связались. И поверьте мне, я бы справился. Но я отказался.
1991
То чем я сейчас занимаюсь, это проект по спасению мира бизнеса. Я даже бизнесом это назвать не могу. То, чем мы занимаемся, это больше похоже на «скорую помощь». Да, мы берем деньги за наши услуги. Но это больше похоже на помощь, где-то даже бескорыстную. Потому что деньги, поверьте мне, большие деньги зарабатываются иначе. Их всегда зарабатывают на связях и ресурсах. Но то, чем мои компании занимаются сейчас, я бы не стал называть бизнесом.

Или, например, в самом начале 90-х, когда только развалился Союз, у меня был бизнес по продаже автомобилей. И на тот момент моя зарплата офицера составляла 1200 рублей в месяц. Была жуткая инфляция. Я помню, как цена буханки хлеба за неделю выросла в 50 раз. И в то время был у меня самый успешный месяц – я заработал 550 000 рублей на продаже автомобилей. Я купил себе новую машину «девятку». Это было невероятно круто – март 1992 года. Плюс на квартиру деньги нашлись. Поэтому да, этот старт был успешным.

Но деньги никогда не были моей целью. Например, в 1996 году мне надоело зарабатывать деньги. Потому что я мог раз в неделю менять машину. Причем я мог предыдущую машину просто выкинуть и купить новую. Вот столько было денег. Но мне особо ничего не надо, квартиры «двушки» мне хватало, штаны есть, на банку пива есть, сигареты есть. А что еще в жизни надо? На девок деньги были тоже.

Но мне это достаточно быстро наскучило. И подумал, что, наверное, надо посмотреть, что там в политической сфере. Но потом за 4–5 лет я понял, что политика – это дело совсем паршивое и грязное. А так как взятки я не брал, то я, как пришел в администрацию с двухкомнатной квартирой, так и ушел с двухкомнатной квартирой. И после избирательной кампании 2000 года я понял, что больше связывать себя с политикой никак не хочу.

В этот период как раз было метание между большими деньгами, большими должностями и помощью людям. И я выбрал помощь людям. И, к сожалению, в сравнении с теми миллионами долларов, которые там точно бы были, это так – нищебродское существование. Но зато совесть чиста, и я доволен.
1992
– Вашим главным проектом является юридическая компания
«Туров и партнеры». Расскажите, пожалуйста, об основании и становлении этого бизнеса.

– Тогда в 2003 году, когда встал этот серьезный выбор, стоит ли мне занять высокое кресло в одной из федеральных компаний или нет, я задал себе вопрос: «Хорошо, вот я сейчас заработаю кучу денег, миллионы долларов. И что? Вот что я с этими деньгами буду делать? Какая моя цель в жизни?» И меня плющило, колбасило где-то неделю. И через неделю я понял, что продавать свою совесть за миллионы долларов я не готов. Откуда-то с уровня подсознания до меня дошло, что продавать свое будущее за деньги я не готов.

Я тогда задал себе еще один вопрос: «А чего я хочу?» И я понял, что я хочу просто помогать людям. А кому конкретно – самым способным. А кто самый способный? Создатель, бизнесмен. А в чем я им могу помочь? Ключевой момент здесь был: в состоянии ли я разработать нечто в области юриспруденции, в области помощи миру бизнеса, чего раньше на рынке не было.
2003
Основная идея состояла в том, чтобы разработать такой продукт, которого в области юриспруденции не было. И в тот момент, когда я понял, что я в состоянии разработать такой продукт, я стал в эту сторону двигаться. Но когда ты начинаешь на жутко конкурентном рынке с нуля, без копейки денег, чтобы сделать себе имя, чтобы тебя узнали и тебе стали доверять, на это требуются годы. И эти годы были годами проб и ошибок, глупостей, совершенных, в том числе, в области управления.

На становление и исправление ошибок ушло 5-7 лет. Если ты сделал что-то хорошее, если ты сделал хороший продукт, то он будет востребован людьми. И сейчас я знаю, что надо громко кричать о своих достижениях. Но это знание пришло с годами. А в самом начале у меня не было толком ни маркетинга, ни пиара. Это потом стало доходить. Это был очень нелегкий путь, в том числе потерь, разочарований и подстав. Это интересно.

На самом деле, если кто-то хочет иметь круглосуточную, ежемесячную, ежегодную, постоянную «вздрючку», ему надо просто заняться бизнесом. Ему будет гарантирована постоянная встряска нервной системы. Причем, скорее всего, каждый день.
– Какие инструменты вы использовали для развития этой компании?

– Каждый инструмент – это отдельная книга.

Первый инструмент – это методология выстраивания бизнес-структуры таким образом, чтобы в этой бизнес-структуре не было «пастухов» и «надсмотрщиков», а руководители были координаторами и координировали деятельность сотрудников.

Чтобы сотрудники знали свой функционал, какие измеримые результаты должны произвести, наказания и поощрения в зависимости от точного результата. Этот инструмент является ключевым – организация бизнес-структуры.


Второй инструмент – отношение к деньгам или финансовое планирование (финансовый контроль). Здесь нужно знать основные законы денег, законы экономики на уровне микропредприятий.


Третий инструмент – PR, маркетинг и реклама.


Четвертый инструмент – продажи. Потому что, какой бы качественный продукт ты ни производил, если система продаж не отлажена, то ты ничего не продашь в жестком мире конкуренции.

Пятый инструмент – это способность делегировать свои полномочия. Не люблю слово «выращивать». Делать так, чтобы появились ответственные руководители. Ключевое слово – «ответственные». Те, которые способны отвечать за результат своей деятельности. И чтобы их вознаграждение, их заработная плата была полностью привязана к результатам.

Шестой инструмент – корпоративная культура. Если она есть в бизнесе, то, значит, в бизнесе есть душа. Если сотрудники хоть немного впитали корпоративную культуру, тогда вероятность сохранения команды выше, нежели если культуры нет либо сотрудники ее не приветствуют.

Седьмой инструмент – сотрудники. Для меня сотрудники не являются наемными работниками. Для меня любой сотрудник – это, прежде всего, личность, которую я обязан уважать, развивая в этом человеке всё лучшее, что в нем есть, акцентировать внимание на его лучших личностных качествах.
1
2
3
4
5
6
7
– Вы являетесь самым успешным в России экспертом по снижению налогов. Как именно вы помогаете своим клиентам?


– Не факт. Не люблю этих «понтов». Я так не считаю. Я не знаю, я самый или не самый. Может быть, если бы я больше понтовался, и обо мне бы писала федеральная пресса, от которой я искусственно сбежал и спрятался, отказавшись, в том числе, быть экспертом на одном федеральном канале.
Я знаю другое, что нет в России бизнесмена, которого бы я лично консультировал или которого бы консультировали мои юристы и которому бы не понравились наши решения. Мы умеем делать свою работу хорошо – это технический факт. Мы берем деньги за реальный конкретный результат для бизнесмена – это технический факт.

Как мы помогаем клиентам? Когда у человека есть проблема, у него нет сил: внимание и энергия капсулируются внутри этой проблемы. Эта проблема, как правило, возникает из-за незнания решения. У российского бизнесмена всё в порядке с энергией, пробивной силой и способностью выкручиваться из любых ситуаций. Но иногда российскому бизнесмену не хватает технологии разрешения тех или иных проблем. И любая из наших компаний обладает возможностями и способностями находить конкретные решения для конкретного бизнеса. Будь то в области оптимизации налогов, безопасности, криптовалют, PR или маркетинга. Мы умеем находить персональные решения. У нас очень много наработок.
Наша основная задача – сделать клиента настолько способным, чтобы он мог плыть самостоятельно. Не привязать его к себе, а отвязать. Научить его решать свои проблемы самостоятельно, предоставив ему технологию.

– В каком состоянии находится бизнес в России на данный момент? Как вы считаете, в каких направлениях следует его развивать?


– Сейчас бизнес в России находится, я бы сказал, в несознанке. Поясню, что я имею в виду. Он закрыл глаза и сам себе сказал: «Всё будет хорошо, мы прорвемся!» И это лучшее, что он может сейчас сделать. Потому что если он откроет глаза и увидит свои возможные перспективы, то решит, что лучше сдохнуть сразу, чем дохнуть постепенно.
А так, бизнес закрыл глаза и сказал себе: «Я не хочу видеть реальность. Буду решать проблемы по мере их поступления. Всё равно прорвемся». И, знаете, он действительно прорвется. Самое интересное то, что российский бизнес непотопляем и неубиваем, несмотря ни на что. У него есть еще одна потрясающая черта, которой нет на Западе – способность находить решение в абсолютно безвыходных ситуациях.